15:22 

Все во имя...

Эбицу
Нет предела человеческой глупости (с) Лилит, Отдел 13
Эта вещь лежала раньше у меня на другом дневнике, но так тот я удалила, ибо он не нужен мне совершенно, я решила сохранить этот текст, потому что он мне на самом деле очень нравится сильно. Вообще этот текст изначально был без названия, я его так назвала из-за второго акта мюзикла Последнее Испытание "Все во имя веры" мне показалось что это название вполне подходит. Продолжать эту тему я не собираюсь. А еще привет всем кто читал Р. Сальваторе. Думаю в этом вы прекрасно почувствуете стиль Демонических войн.

Восход в горах всегда был, не таким как в степи или в открытом море. Там красный диск солнца поднимался быстро, словно давно хотело вырваться из оков, которые сковывали его. В горах же всё было иначе. Розовое марево могло держаться несколько часов после восхода, в то время когда на равнине солнце уже давно явило свой лик. Когда солнце всё же поднималось над острыми пиками, разливая по всюду золотистый свет, оно уже явно не было похоже на восходящее.
Природа задышала и заиграла всё новыми красками, весна в Манрийских горах, где находилось Аббатство Санта Бер-Лучи, всегда была особенной. Будто бы после суровой зимы, которая не редкая гостья в этих местах, Создатель простирает свою десницу и благотворит эти земли, каждый раз творя тут чудеса неописуемые. Многочисленные горные ручьи, весело сбегающие с гор, пели своими звонкими голосами хвалу. Птицы неугомонно щебетали и перелетали с ветки на ветку. В самых облаках можно было увидеть гордого орла, символа Аббатства и святого Бердена, чьи останки хранятся здесь, под надзором братьев. Ветер лениво колыхал кроны деревьев, которые ещё не успели обзавестись новой листвой. Воздух был чистый, свежий и холодный. Юный послушник стоял на стене и, кутаясь в плащ, смотрел на всё это великолепие. Он был уже здесь два года и видел эту картину множество раз, но каждый раз он находил нечто в этом всём. Многие послушники, которым уже за многие годы служения надоели эти виды, не понимали юнца, а аббат даже шутил, что мальчик видимо, ищет Бога. Возможно, это было так, Эндрик был самым юным послушником аббатства и самым преданным служителем и рабом Божьим.
- О чём задумался сын мой? – тишину прервал старческий голос Марда. Эндрик посмотрел на старца, который стоял рядом. Он не заметил, как появился патер, видимо он был так увлечён пейзажем, что не увидел как тот подошел к нему.
- О Боге святой отец. О его величии. Разве не прекрасно то, что он сотворил. Я не понимаю старших братьев, как они могут не видеть, что сам Создатель простёр над этим местом свою десницу. Ведь если бы здесь властвовал Властелин Тьмы, то разве бы святой Берден построил бы тут аббатство. – Мальчик больше утверждал, чем спрашивал. Мард усмехнулся. Мальчишка был умён, но его истовая вера слишком сильно затмила его разум. Хорошо это или плохо решать было не ему.
- Правильно мыслишь сын мой. Святой Берден знал, где строит этот прекрасный храм, – старик облокотился об опору немного постоял и посмотрел вдаль, пока снова не повернулся к мальчику снова – Скажи мне Эндрик. Слышал ли ты когда-нибудь о пророчестве нашего святого покровителя?
- Это пророчество знают все святой отец, – не колеблясь, ответил он. Конечно же он слышал о том что на своем смертном одре сказал умирающий святой первому аббату. Но прошло уже триста лет после этого случая и слова давно стерлись из памяти, а записи из манускрипта для братьев всего лишь одна из красивых легенд, которая не имеет никакого отношения к святому. Как-то даже один из ученых братьев доказывал что никакого пророчества святого Бердена не существует, и то что это просто одна из легенд о нем, которая появилась через несколько лет после смерти святого. Мард усмехнулся и снова посмотрел на высокие пики гор, туда где снег никогда не таял:
- О, да. Я не сомневаюсь. Однако ты видишь, что происходит с нашими братьями, сын мой. Они погрязли в грехах и уже не верят в предназначение нашего храма. А ведь святой Берден знал, что это могло случиться. Он знал, что даже в таком чистом и благословенном месте заведётся скверна Властителя, – маленький мужчина поднял свой сухонькую руку и указал перстом в небо, посмотрев своими яркими глазами на послушника. В этих глазах все еще была жажда жизни и что-то еще неуловимое, что Эндрик понять не мог.– ОН всё видит сын мой. И ему это не нравится. Он хочет, что бы это место очистилось, понимаешь.
Юноша посмотрел вниз на то, что происходило во внутреннем дворе. Недавно из королевства Домар привезли много отменного и отличного пива. Именно поэтому поводу, юноша поднялся на стену. Он не мог видеть, как его братья упиваются своим грехом. Он понимал, о чём говорит святой отец. Приходя сюда, юноша думал, что все служители церкви Создателя, чисты и блаженны как святые, изображённые на стенах собора Санта-Верди-Дана. Но реальность оказалась другой. И Эндрик всеми силами хотел это изменить. Смотря на то пьяное действо, разворачивавшееся перед его взором, юноша испытывал жалость к своим братьям. Потом он перевёл взгляд на святого отца, задав тому немой вопрос, который тот конечно понял. Старик расплылся в улыбке:
- О да сын мой. Об этом я и говорю. И я вижу, как это тебя терзает. Но я знаю, как остановить это грехопадение в святом месте. И ты. Мне поможешь. Ты же хочешь очистить это священное место от скверны Властителя дитя?
- Да святой отец. Это, то чего я больше всего в жизни желаю, – юноша упал на колени и поклонился к ногам святого отца. Для Эндрика этот старик давно уже стал лучом света в этом тёмном царстве. Они много говорили на эту тему. Но видимо сегодня, сегодня, они пришли к единому мнению. Пора. Пора очистить этот мир от скверны. И Эндрик готов был пойти на всё. Даже если это будет стоить его жизни.- Что от меня потребуется?
Мард усмехнулся:
- Для начала встань сын мой. Я не святой и тем более не Создатель, что бы ты так пресмыкался передо мной. Я всего лишь такой же грешник, как и ты, как и все они. Грешник уже, потому что родился и наша цель замолить этот грех, – подождав, когда юноша встанет Мард. Посмотрел на юнца и серьёзно произнёс. – Для того что бы сделать всё как нужно, сын мой, мне нужен артефакт который охраняется, этим дураком аббатом. Кинжал Асбиры.
Эндрик побледнел. Об этом кинжале ходили легенды. Это был один из артефактов созданных самим Властителем, говорят Асбира, первая ведьма проводила с помощью него кровавые ритуалы в честь своего хозяина. От её рук пало много людей грешников и праведников. Аббат Иларн охранял этот артефакт от злых сил, так же как до него делали это другие аббаты и святой Берден. Мард прочёл в глазах мальчика неописуемый ужас, от тех слов, которые ему довелось услышать. Вздохнув, Мард посмотрел прямо в глаза юноши и серьёзно произнёс:
- Этот артефакт, виновник всех бед и несчастий нашего аббатства. Одно его присутствие оскверняет это место и Создатель – мужчина вновь поднял перст в небеса – не хочет терпеть это творение смерда, в своём доме. Нам нужно уничтожить и искоренить корень всех бед, но это можно сделать, только уничтожив гнусный артефакт.
Мард говорил всё это воодушевлённо, то и дело, указывая на то, что происходило внизу, он призывал к имени Всевышнего и святого покровителя Бердена, который молил о том, что его ошибку, по его мягкости душевной, уничтожили. Юноша слушал старого священника и всё больше и больше проникался его вдохновенной речью. Святой отец говорил правильные вещи, и словно забыв обо всём, Эндрик поклялся выкрасть это мерзкое отродие из рук изувера. Старик явно был доволен таким поворотом и довольства не скрывал.
- Ибо это во имя благой цели, сын мой. Господь гордится тобой, его лучшим сыном из всех. А теперь давай уйдём отсюда. Нам нужно многое обсудить.
***
Эндрик знал, что ему делать. Он специально выбрал время, когда аббата не было в его келье. Хотя то, что он увидел перед собой, сложно было назвать кельей монаха избравшего путь отречения. Дорогие шелка, ковры, много яркости, пестроты, золота… Эндрик теперь всё больше убеждался в сломах святого отца Марда. Аббат Иларн самый большой грешник, которого можно было только найти в этом грешном мире, который по проклятию Всевышнего был ближе всего к смраду ада, который исходил оттуда из серных котлов, в которых Властитель пытал грешников, мечтая завладеть душами праведников как когда-то это было. И видимо, его попытки не безуспешны, потому что Эндрик был просто в ужасе от этого греховного падения аббата. Найти кинжал в груде драгоценностей было сложно. Святой отец не сказал, как он выглядит, потому что сам его не видел. И в этом и была сложность. Рубины, сапфиры, алмазы, снова рубины…Эндрик совершенно не понимал, откуда здесь всё это могло взяться. Аббатство ни с кем не торговало,…оставался только один вариант…контрабанда. Эндрик с отвращением отвернулся от всего этого великолепия нужное людям и не нужное богу, а значит отвергнутые им. Взгляд Эндрика переместился на камин. Там, наверху стояла подставка, на которой красовался прекрасный кинжал. Сталь была начищена настолько сильно, что там можно было увидеть своё отражение, рукоять была сделана в виде змеи, отвратительного зверя Властителя, которая в своей поганой пасти держала кровавый рубин, созданный из капли крови святого, которая была искажена по подобию Изгнанного. Не скрывая своего отношения к этому артефакту, но всё же аккуратно что бы не поранится или не уронить его, юноша взял кинжал и побыстрее положил его в сумку. Надо был уходить. Он и так провёл здесь слишком много времени, аббат, скорее всего уже идёт по направлению к своему греховному обиталищу. Не думая Эндрик побежал к тайному ходу, перевернув по пути какой-то канделябр, юноша забежал в потайной ход и закрыл его. Переведя дух, он начал выбираться из катакомб. Мард сказал, что их построила братия святого Бердена, зная, что когда-нибудь придётся свершить задуманное и уничтожить греховный кинжал. Коридор был тёмный, но случилось именно то, что говорил Мард «Вера, выведет тебя сын мой». Через некоторое время он увидел, как вдалеке забрезжила полоска света. Эндрик перешёл на бег и через некоторое время вышел из затхлого, древнего подземелья на небольшую поляну, освещённую мартенским солнцем. Юноша прищурился, привыкая к яркому свету. Святой отец сказал, что будет его ждать, однако его пока не было видно. Юноша присел на камень и начал всматриваться в тропу. Воздух, с каждым днём становился всё теплее, скоро будет совсем жарко. Но юноша знал, что лето будет хорошим. Однако некоторое беспокойство затаилось в его душе, Марда всё не было и не было и это беспокоило юношу. И вдруг ему пришла одна безрассудная идея. Эндрик аккуратно вытащил кинжал и начал в него всматриваться. Сделан он был явно великим мастером. Сталь была до блеска начищенная с обеих сторон, лезвие казалось очень острым, но Эндрик решил благоразумно, не проверять так ли это. Рукоять была сделана из чистого золота, а чешуя змеи была проработана до мелких деталей, в открытой пасти твари даже изгибался язык, а клыки, в которых держался рубин, казались острыми и такими же ядовитыми.
- Действительно дитя моё, эта работа всегда завораживала. Но не стоит так врать себе такой красотой. Это порождение Изгнанного, не Создателя. Это наш грех и если мы его уничтожим, то мы спасём наши души.
Юноша от испуга вздрогнул и чуть не уронил кинжал. Он уже давно общался с Мардом, однако привыкнуть к его появлениям Эндрик так до сих пор и не смог.
- Значит это он?
- О да. Разве ты не чувствуешь? Разве ты не чувствуешь его силу, силу голодного волка который испробовал крови и теперь хочет ещё. Не чувствуешь силу жажды смерти во славу своего хозяина и создателя, – никогда нельзя было сказать когда Мард вопрошает, а когда утверждает. И юноша решил не отвечать на эти вопросы. – Дай его мне дитя. Пора избавится от этой скверны.
Эндрик аккуратно передал кинжал в руки святого отца. Тот с неким трепетом и даже благоговением взял кинжал за рукоять и уставился в своё отражение. Это происходило всего несколько секунд, но этого хватило, что бы Мард переменился в лице. Лицо старика расплылось в безумной улыбке на пол лица. Глаза изменили свой цвет с серого, на цвет крови. Юноша испугался и начал пятится к пещере.
- О да! Сын мой. Это именно то, что мне сейчас и нужно. Страх. Боишься да? – старик безумно расхохотался. Юноша перешёл на бег, он даже не успел подумать о том, что только что произошло. В плоть впилось острое лезвие. «Что, я сделал не так…Боже» - это были последнее мысли Эндрика, перед тем как вся его жизненная сила перешла в кинжал. Перед взором простёрлась тьма.
С этого началось Восстание Крови.

@темы: писательское

URL
   

Пятикнижие

главная